Суд огласил приговор по делу Коржича и вынес частное определение министру обороны

Почти три месяца длились судебные заседания по делу о гибели рядового Александра Коржича в военной части в Печах. Напомним, на скамье подсудимых все это время находились трое сержантов — Евгений Барановский, Егор Скуратович и Антон Вяжевич. Это непосредственные командиры погибшего солдата. Сегодня в зале суда Московского района огласили приговор в отношении сержантов.

Минский областной суд признал сержантов виновными в доведении до самоубийства рядового Александра Коржича и приговорил Евгения Барановского к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, Антона Вяжевича — к 7 годам, Егора Скуратовича — к 6 годам лишения свободы. Все фигуранты будут отбывать наказание в колонии в условиях усиленного режима. Также суд вынес частное определение в адрес министра обороны Андрея Равкова.

Большой зал заседаний суда Московского района заполнен полностью. Больше 50 потерпевших солдат, журналисты и родственники. Потерпевшие сидят вдалеке, общаются только с адвокатами.

— Нет мест, — разводят руками охранники, и солдаты толпятся у стены.

Именем Республики Беларусь всех троих признали виновными по ч. 3 ст. 455 УК «Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия», ч. 1, 2 ст. 430 УК «Получение взятки». Барановский признан виновным еще и по ч. 1 ст. 205 УК «Кража». Напомним, максимальный срок, который могли получить обвиняемые, — 12 лет.

Суд полностью поддержал предложение прокурора Юрия Шерснева, который на прениях просил приговорить подсудимых к 9, 7 и 6 годам лишения свободы.

Прокурор Юрий Шерснев

— Назначить окончательное наказание. Барановскому — лишение свободы на срок 9 лет с отбытием наказания в колонии усиленного режима с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных обязанностей сроком на 5 лет с конфискацией всего имущества и лишением звания сержанта, — зачитал приговор судья Олег Лапеко.

Вяжевича приговорили к 7 годам колонии усиленного режима с конфискацией имущества и запретом занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций, тоже на срок 5 лет. Его также лишили звания сержанта.

Скуратовича приговорили к 6 годам колонии усиленного режима, но с конфискацией имущества, аналогично лишили права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций, на пять лет. Его также лишили и звания младший сержант.

Также суд решил взыскать с подсудимых денежный эквивалент неосновательно приобретенной выгоды: 314 рублей 55 копеек с Барановского, 189 рублей 5 копеек с Вяжевича и 144 рубля 75 копеек со Скуратовича. Вдобавок суд постановил взыскать в доход государства по 1993 рубля 27 копеек с каждого.

Приговор не вступил в законную силу и еще может быть обжалован.

После оглашения приговора все трое улыбались. В зале, к слову, были и родственники ребят. Возможно, улыбки были адресованы им. Напомним, ни во время первых судебных заседаний, ни потом родственников пострадавших в зале суда не было.

Антон Вяжевич

В последнем слове обвиняемые признавали свою вину частично. Они отрицали тот факт, что своими действиями довели Коржича до самоубийства.

— Приношу извинения всем потерпевшим и хочу высказать соболезнования Светлане Николаевне. Я осознал свою вину и раскаиваюсь, — говорил Вяжевич.

Егор Скуратович

Скуратович произнес следующее:

— Я осознаю свою вину, но только в плане того, что я совершал, а не того, что приписывают. Мне показалось, что это выяснилось в ходе процесса. Никакого сговора с сослуживцами у нас не было. Прошу вынести справедливый приговор — от него зависит моя дальнейшая судьба. Приношу извинения всем потерпевшим, Светлане Николаевне Коржич. Спасибо всем близким за поддержку.

Евгений Барановский

— Я раскаиваюсь, но не признаю доведение Коржича до самоубийства. И 20 рублей я не требовал — это было совсем иначе. И деньги он мне не передавал. Все, — сказал Барановский.


Также суд вынес частное определение в отношении министра обороны Андрея Равкова. В нем речь шла о том, что в 72-м учебном центре должностные лица не в полной мере выполняли свои обязанности, формально проводили профилактические мероприятия, не знали о существующих неуставных отношениях и о морально-психологическом состоянии солдат.

Суд потребовал от министра принять меры и сообщить об этом суду в течение месяца.

onliner.by